Иконостас в храме преп. Серафима

Искусствовед Ирина Константиновна Языкова (2002)

Иконостас храма преп. Серафима Саровского в г. Белоярском Тюменской области (Тобольско-Тюменской епархия) выполнен в классических традициях древнерусской живописи и является произведением достойным внимания со всех точек зрения.


Иконостас разработан под руководством ведущего московского иконописца Александра Соколова. Художники, работавшие над ним – Светлана Ржаницына, Антон Яржомбек, Александр Черный, Елена Андрюшина, Андрей Фехнер и Валерий Кабыкин, являются опытными мастерами, на их счету около сорока храмов, для которых они писали иконостасы, фрески, отдельные иконы.


Иконостас написан для нового храма, построенного непосредственно к 100-летию прославления великого русского подвижника – преп. Серафима Саровского. Убранство храма пока еще не завершено и иконостас, несомненно, играет решающую роль в организации внутреннего храмового пространства. Тюменская область, до недавнего времени практически не имевшая прочных христианских традиций, сегодня становится активным миссионерским краем. И новый храм, да к тому же украшенный традиционной иконописью, имеет, несомненно, важное значение для распространения Православия в крае.


На протяжении многих веков Церковь использовала искусство не только для украшения интерьера, но, прежде всего, как мощное средство организации литургического пространства, создания символико-знаковой среды, в которой богослужение воспринимается как небо на земле, как образ Царства Небесного, а икона осознается как окно в мир невидимый, открывающий молящимся истинную нетленную красоту. Иконы, написанные для Белоярского храма, вполне отвечают этим задачам. Они исполнены в строгой канонической манере, с ясным пониманием богословского содержания образа. При том, что художники ориентировались на классические образцы, иконы не выглядят как рабские копии известных памятников (с чем, к сожалению, нередко приходиться сталкиваться в работах современных иконописцев), но являются творческим воплощением древнего канона, воспринятого в соответствии с сегодняшними задачами церковной проповеди. Яркостью и насыщенностью красок эти иконы свидетельствуют о красоте мира духовного, они по-настоящему праздничны и литургичны и несут в себе заряд духовной радости.


Благодаря ясной композиции, четкой ритмической организации, удачно выбранному размеру икон каждый образ воспринимается мгновенно, как только человек переступает порог храма. С икон местного ряда глядят на нас светлые лики Спасителя и Богородицы, святых – Иоанна Предтечи, пророка Ильи, преп. Серафима Саровского, преп. Сергия Радонежского. Замечательно, что в местном ряду помещены именно житийные иконы – образы Сергия и Серафима, обрамленные клеймами, дают представление о житии этих святых подвижников. Здесь же расположена и икона новомученников Сибирского края, свидетельствующая о непрерывности русской святости. Ведь помимо эстетических задач в православной традиции всегда большое значение уделялось проповеднической и учительной роли иконы.


Несомненно, удачно в этом смысле решен праздничный ряд – он расширенный и состоит из 28 икон, в число которых наряду с двунадесятыми праздниками в него включен страстной и пасхальный циклы. Таким образом, здесь подробно представлена тема главного праздника – Пасхи и событий, воспоминаемых накануне, во время Страстной седмицы. Такое решение отвечает непосредственно задаче евангельской проповеди и научения верующих, ведь сегодняшние прихожане в большинстве своем люди, для которых церковная традиция не является унаследованной и впитанной с детства. Обычно это неофиты, пришедшие к вере во взрослом возрасте, и для них подробность рассказа о событиях земной жизни Спасителя – не роскошь, а насущная потребность, пища духовная, которая необходима для возрастания в Церкви. Не случайно св. отцы называли церковное искусство “Библией для неграмотных”. И сегодня лучшие мастера возвращаются к этой давней истине, стремясь писать иконы так, чтобы, глядя на них, молящийся лучше постигал глубокие истины Священного Писания и великое наследие православного Предания.


Особенно хочется отметить высокое мастерство и виртуозность работы Андрея Фехнера, который выполнял резьбу в иконостасе. Возможно, в другом месте изобильность и красочность этой резьбы могла быть воспринята как преизбыточная. Особенно в таком храме, где веками сложившиеся традиции и устоявшиеся формы могут придти в диссонанс с такой активной орнаментикой. Но здесь случай иной. Храм преп. Серафима Саровского в Белоярском – новый, его традиции только складываются, и иконостас не входит в противоречие ни с чем, ведь в храме пока только белые стены и мраморный пол, в котором, кстати, тоже используется орнамент. Новая архитектура в определенной степени даже нуждается в активной декоративной доминанте. Да и северный край, с его суровым климатом, скупым на солнцем, где жизнь людей связана с тяжелым трудом и постоянной борьбой с природными стихиями, требует активных художественных форм. Здесь человек лишен той природной красоты, что привычна для нас даже в средней полосе России. И храм как небесный образ может восполнить этот дефицит красоты земной.


К тому же в православной традиции литургия всегда воспринималась не как продолжение повседневной жизни людей, с ее быстротекущим временем, а как тот пространственно-временной континуум, который связывает нас с вечностью. Это инобытие Царства Небесного, актуализируемое в непосредственном участии человека в таинствах, обретает зримое воплощение через иконы, облачения, песнопения, архитектуру – в том образно-символическом единстве храма, которое о. Павел Флоренский назвал “синтезом искусств”. Сегодня, когда Церковь возрождается в великолепии своих храмов необходимо задуматься о смысле такого “синтеза искусств”. Увы, не всегда у священнослужителей и иконописцев есть адекватное понимание храмовой эстетики во всей ее взаимосвязи с литургией. Это порой сопряжено с тем, что веками существующий храм вбирает в себя разнообразные формы, созданные в разные времена при разных обстоятельствах, подчас различно эстетически и богословски ориентированные. И согласовать эти исторически напластованные формы бывает нелегко. Новый храм дает совершенно уникальную возможность, начать, что называется, с нуля, с чистого листа, задать самым первым художественным образом такую высоту планки, которая будет ориентиром для следующих образов. Художникам Белоярского храма удалось это сделать. Их иконостас как мажорный аккорд задает праздничную, пасхальную ноту в переживании богослужения. И это не случайно, ведь этот храм посвящен одному из самых светлых и радостных русских святых – преп. Серафиму Саровскому, который всех встречал пасхальным приветствием: “Христос воскресе, радость моя!”


В последнее время по всей стране строятся новые храмы, реставрируются и обновляются древние церкви, повсюду возникает необходимость росписи, создания икон и целых иконостасов. И надо сказать, среди множества новонаписанных икон качественных и отвечающих своему высокому назначению, к сожалению, немного. Белоярский иконостас относится к числу удачных, иконы написаны на высоком художественном уровне. Здесь работали профессионалы, прекрасно осознающие уровень своих задач. Даже при наличии пока что двух рядов этот иконостас имеет целостность и внутреннее единство, когда ансамбль будет завершен, храм обретет полноту и гармонию, сообразную высокому строю литургического действия.